antonkachinskiy

Category:

Нансен и экспедиция Брусилова

  В 1912 году в Российской Империи образовалось сразу две экспедиции, которые хотели пройти Северным морским путем с запада на восток — Русанова и лейтенанта Брусилова.  Вероятно их организаторы хотели порадовать царствующий дом Романовых, трехсотлетие которого предстояло отметить в 1913 году. Но особой радости не вышло, так как обе экспедиции провалились. Русанову видимо удалось добраться до Таймыра, зато из экспедиции Брусилова уцелело 2 человека так что победителя выбрать трудно...

  Но вернемся к экспедиции Брусилова. Она была профинансирована его родственниками, а кроме того затраты планировалось компенсировать добычей морского зверя.  В Англии прикупили шхуну, назвав ее Святой Анной  и  отплыли из Санкт- Петербурга. Кроме экипажа на борту находились заплатившие за дорогу туристы, которых планировалось высадить в Архангельске. Однако ледовая обстановка не позволила это сделать и высадку совершили в Александровске на Мурмане (ныне Полярный)  Кроме туристов шхуну покинула и часть экипажа, но Брусилова это не остановило. В итоге шхуна вышла в плавание с 24 человеками на борту вместо планировавшихся 30. Вместо покинувшего шхуну доктора на шхуне осталась одна из барышень-туристок, которая имела подготовку медсестры. Из экипажа только 7 человек были профессиональными моряками. 

 На первом этапе планировалось пройти Карские ворота, обогнуть Ямал и зайти в устье Енисея для пополнения запаса угля. Однако ледовая обстановка в 1912 году была неблагоприятной и этого сделать не удалось. Шхуна вмерзла в лед, ее понесло на север и она видимо так бы и пропала без вести, но штурман Альбанов с частью экипажа ее покинул и сумел добраться до земли Франца-Иосифа где его и еще одного человека подобрало судно полярной экспедиции Седова. Но это произошло уже в 1914 году.

 Но вернемся в год 1913. Норвежцы довольно активно пытались освоить плаванье до устья Енисея, с целью вывоза в Европу товаров из Сибири. К этому делу они в качестве свадебного генерала решили подключить Нансена, который обладал большим авторитетом и в Норвегии и в России.  Достигнув устья Енисея Нансен поднялся по реке , а потом совершил поездку по КВЖД и Трассибу . Это путешествие описано в его книге Через Сибирь.

 И вот во время этого путешествия он имел довольно интересную встречу. На корабле Омуль он начал подъем вверх по реке и 5 сентября 1913 года оказался около села Ананьино. Это село было перевалочным пунктом для грузов и туда пришел пароход Лена с баржей на буксире. Тут то и произошла встреча :

На «Лене» ехал русский учёный, который представился нам географом и сказал, что он должен был принимать участие в экспедиции Брусилова. Он рассчитывал найти экспедицию где-нибудь тут на Севере. «Где же?» — поинтересовался я. Этого он точно сказать не мог, но, поскольку Брусилов собирался зайти в гавань Диксона за углём, то он полагал, что там они и встретятся. А есть ли у него судно, на котором он может добраться до этой гавани? Нет, нету. А есть ли у него уверенность, что Брусилов туда зайдёт или уже заходил? Нет, и этого он также утверждать не мог. Я никак не мог понять, каким образом этот так называемый учёный собирался отыскать экспедицию Брусилова в Северном Ледовитом океане, имея столь мало информации и не имея никакого оборудования, не говоря уже о судне. Это было всё равно что искать иголку в стоге сена. Если и сама экспедиция была так же хорошо подготовлена, как и этот её участник, то не приходится удивляться наступившим плачевным последствиям. А географ её ещё и добил меня, заявив, что практически нет надежды на то, что члены экспедиции живы, потому как начальник её и вся команда совершенно не располагают опытом плавания во льдах, да и сама экспедиция готовилась наспех. Тут я восхитился его мужеством и готовностью принять участие в путешествии, но он заявил, что подумывает о возвращении на нашем «Корректе» в Вардё, а оттуда уже — в свой родной Дорпат[ныне Тарту].

Я не могу не сказать ещё раз то же самое, что говорил в Тромсё, а именно: подобная безответственность и легкомысленность в подготовке полярных экспедиций совершенно непозволительны и возмутительны.

Но у нашего друга географа возникли и трудности иного рода, чем поиски экспедиции Брусилова, в которой ему предстояло принять участие. Уже прощаясь, он отозвал в сторону Востротина и попросил дать ему взаймы несколько сот рублей. Он очень хотел бы перезимовать на Енисее, поскольку тут обнаружилось очень много материала для исследований. Но он, к сожалению, не подумал об этом ранее и не взял с собой денег из Красноярска. Однако, к не меньшему сожалению, и у нас с Востротиным такой суммы при себе не оказалось. Так что ему в результате, вероятно, предстояло проработать всю зиму в Красноярске, чтобы заработать себе денег на обратный билет домой. Он, однако, лелеял надежду занять денег у Лида — под залог мехов песцов и белых медведей, которые должна была добыть экспедиция Брусилова — та самая, на возвращение которой, по его же мнению, не было ни малейшей надежды.

Любопытно, что в описании экспедиции Брусилова обычно не пишут о человеке которого должны были подобрать на Диксоне. И судя по всему у Нансена он вызвал определенные сомнения, но чтобы никого не обидеть имени этого ученого он не приводит.  А было бы любопытно его узнать. Ученый ли это был или какой аферист ?  Впрочем одно другому не мешает...

 В заключение — карта

Желтой точкой я пометил место где состоялась встреча Нансена с ученым.  Синяя точка — место куда он хотел попасть в надежде на встречу с экспедицией Брусилова. 

 Красная точка — где реально находилась Святая Анна 5 сентября.  Белая — ее последнее место положение в момент ухода Альбанова и части команды. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic