antonkachinskiy

Categories:

Ближний прицел "Туманности Андромеды"

Роман И. Ефремова «Туманность Андромеды»  обычно принято считать неким рубежом. До него в СССР  преобладала навязанная сверху фантастика ближнего прицела, а эта коммунистическая утопия смело раздвинула границы дозволенного и устремила свой взор в грядущие тысячелетия. Возможно, в этом есть свой резон, но на самом деле все сложнее. Дальние  дали оказываются не так уж и далекими, а в некоторых отношениях может оказаться, что «Туманность Андромеды» совсем немного предвосхитила события. Что в СССР воспринималось как далекое будущее, которое только предстояло построить (и в итоге так и не удалось) – в более развитых странах уже стояло на повестке дня и осуществлялось буквально сразу после выхода «Туманности Андромеды».

Одна из глав романа называется «Совет Звездоплавания»  и в этой главе описывается процесс принятия решения о том, куда будет направлена новая звездная экспедиция. Весьма примечательное  описание надо сказать…

Ефремов не только писатель, но и ученый, а также участник и организатор множества экспедиций, а потому он неплохо понимает, что такое дело как космические полеты – дело весьма затратное. И председатель Совета Звездоплавания произносит весьма интересную  речь, кусочек из которой мы процитируем:

«– Каждая звездная экспедиция – подолгу лелеемая мечта, новая надежда, бережно вынашиваемая много лет, новая ступень в лестнице великого восхождения. С другой стороны, это труд миллионов, который не может пройти без отдачи, без крупного научного или экономического эффекта, иначе остановится наше движение вперед и дальнейшее завоевание природы. Потому мы так тщательно обсуждаем, обдумываем, вычисляем, прежде чем в межзвездные дали взовьется новый корабль.
    Наш долг заставил отдать тридцать седьмую экспедицию для Великого Кольца. Тем тщательнее мы обсуждали план тридцать восьмой экспедиции. Но за последний год произошло несколько событий, изменивших положение и обязывающих нас пересмотреть утвержденные предыдущими Советами и планетным обсуждением путь и задачу экспедиции.»

Итак – есть затраты и затраты не малые, и чтобы оправдать их, мы должны получить максимальный экономический или научный эффект. Подразумевается, что научный эффект в дальнейшем тоже даст экономическую выгоду.  

Есть три варианта :  

Исследование тройной звездной системы, что важно вследствие проведенного опыта по нуль-транспортировке.

Исследование найденного предыдущей звездной экспедицией инопланетного звездолета.

И наконец – колонизация двух планет звезды Ахернар.

И кроме науки и экономики в дело вступает и третий фактор – восприятие этих экспедиций большинством народонаселения Земли. И представитель академии Горя и Радости произносит следующие слова:

«Отправление звездолета на Ахернар даст человечеству больше непосредственной радости, чем две другие экспедиции, так как планеты зеленого  солнца подарят новый мир нашим чувствам, а исследования физических явлений космоса, несмотря на все их значение, воспринимаются пока только в области разума. Борясь за возрастание  суммы человеческого счастья, Академия Горя и Радости, вероятно, считала бы наиболее выгодной экспедицию на Ахернар, но если возможно осуществление всех трех, то что же может быть  лучше!»

Для СССР подобная постановка вопроса о выборе целей и задач при освоении космоса так и осталась фантастикой, однако за океаном, в США это стало реальностью уже в 1958 году – в том самом, когда вышло первое книжное издание «Туманности Андромеды»!

На базе НАКА, была создана такая организация  - НАСА, в задачу которой как раз и входило изучение космоса. И если убрать книжный антураж, а оставить только задачи, то нельзя не признать, что и НАСА, и Совет Звездоплаванья занимаются аналогичным делом и исходят из одинаковых установок: затраты должны оправдываться результатом. НАСА так же обычно рассматривает несколько конкурирующих программ  и выбирает сулящую большую отдачу.  

Директора НАСА вполне можно представить на посту председателя Совета Звездоплавания и наоборот. Несмотря на различие названий процедур – они исполняют одинаковую работу, исходя из одних и тех же предпосылок. Цена – результат. И оба учитывают, что налогоплательщик должен видеть результаты их трудов, а потому победить может не самая эффективная в научном или экономическом плане программа, а более интересная для большинства из тех, кто эти программы собственно и оплачивает.  

И какие-то чрезвычайные события могут вызвать применение чрезвычайных мер. В «Туманности Андромеды» в конце концов, отправили сразу три экспедиции,  а НАСА в 1961 году принялась осуществлять программу по запуску человека на Луну. Причем в обоих случаях после успешного выполнения программ – расходы сократились и вернулись на прежний уровень.  

Довольно сильный контраст с тем, что происходило в те годы в СССР. Там о подобной постановке вопроса никто просто не задумывался… Понимал ли это сам Ефремов? Я думаю – да. Личность он уникальная и пожалуй на порядок превосходящая любого писателя-фантаста из СССР, как в плане ума так и жизненного опыта. Да и судя по всему чувство юмора у него тоже было весьма своеобразным… Не зря его в КГБ английским шпионом считали – при недостатке ума его произведения вполне можно трактовать и как скрытую пропаганду западных ценностей, хотя эти параллели с НАСА говорят скорее о том что умные люди,  даже не зная друг о друге,  из одинаковых фактов делают сходные выводы…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic